Старая версия сайта


Cайт находится в стадии наполнения. Для перехода к старой версии сайта и ознакомления с материалами прошлых номеров газеты перейдите по ссылке

>>

№ 7 (297), август 2016 г.
О генетиках Лысенко и Вавилове

Мы настолько привыкли жить в мире шаблонов и стереотипов, что разучились не только мыслить, но даже интересоваться чем-либо. Я говорю не обо всех без исключения (исключения, к счастью, есть!), но о подавляющем большинстве, которое с такой непоколебимой убежденностью судит о вопросах, в которых вовсе не разбирается и ничего о них не знает. Спросите, например, любого, что он думает о Вавилове и Лысенко. Не у молодежи, конечно, которой эти фамилии вовсе неизвестны, а у людей постарше, тех, кто ещё помнит «Огонёк» конца 80-х и фильм «Белые одежды». Вам ответят, что Вавилов был генетик, а Лысенко – гонитель генетики (кто захочет блеснуть эрудицией, добавит, что Лысенко был «мичуринец»).
Между тем, это не имеет никакого отношения к правде. Это всего лишь стереотип, причём тупой, примитивный, рассчитанный на полное невежество, незнание предмета. Правда в том, что и тот и другой были генетиками. И Лысенко и Вавилов утверждали существование генома и законы наследственности. Принципиально они расходились только в одном – вопросе о наследуемости приобретённых свойств.Вавилов считал, что приобретённые свойства не наследуются и геном остаётся неизменным на протяжении всей истории своего существования. В этом он опирался на работы Вейсмана и Моргана (отсюда «вейсманисты-морганисты»). Лысенко же напротив утверждал, что геном может изменяться, фиксируя приобретенные свойства. В этом он опирался на неодарвинизм Ламарка.
Грубо говоря, если я преуспею в технических науках или гуманитарных науках своими трудами и стараниями, я имею все шансы передать эти свои завоевания в виде генетического наследства своему сыну (дочери), и неважно, что мой дед не имел об этих науках никакого представления.
Собственно, спор между «вейсманистами» и «неодарвинистами» был сугубо академическим. И это не был спор генетики с антигенетикой, а был спор между двумя направлениями в генетике.
Так что никаких «гонений на генетику» не было! Были неприятности у вавиловцев, да, но вовсе не потому что они были генетиками, а по иной причине: растрата государственных денег…
Современные научные исследования полностью подтвердили правоту Лысенко и ошибочность взглядов Вавилова. Да, геном изменяется! Но самое интересное, что это не имело никакого отношения к судьбам этих двух учёных.
Позволю себе самое небольшое отступление. Среди множества современных, самых современных и ставших уже классическими работ, подтверждающих изменяемость генома, приведу только один абзац и только по одной причине: это написано Л.А. Животовским, сотрудником Института общей генетики им. Н.И. Вавилова (!) РАН.
«Итак, единственное, что остается по обсуждаемой проблеме – это назвать вещи своими именами. А именно, гипотеза Ж. Ламарка о наследовании приобретенных признаков верна. Новый признак может возникнуть через образование регулирующих комплексов белок/ДНК/РНК, модификацию хроматина, или изменения в ДНК соматических клеток и затем передаться потомству».

(Животовский Л.А. Наследование приобретенных признаков: Ламарк был прав. Химия и жизнь, 2003. №4).
 
Итак, генетики, работающие в институте им. Н.И. Вавилова, собственно «вавиловцы», подтверждают правоту Лысенко!
Конечно, круг интересов и активной работы Лысенко не исчерпывался генетикой. И конечно, это лишний повод упрекнуть его в мужланстве. Например, за внедрение метода посадки картофеля верхушками клубней 22 марта 1943 г. Т.Д. Лысенко была присуждена Сталинская премия первой степени.
Если кто не знает: это значит разрезать клубень картофеля на части по одному глазку на каждый и использовать их как посадочный материал вместо целого клубня. Можно пойти ещё дальше – использовать для посадки только глазок с небольшим фрагментом клубня - верхушку, а остальную картофелину употребить в пищу.
Фи, посадка картофеля верхушками, ха-ха! Но дата вручения премии говорит о многом - как этот метод помог спасти от голода страну, помог продовольственному обеспечению нации и победе в войне в конечном итоге. От одного клубня получить один кусткартофеля или пять-десять кустов, плюс сбереженная картошка, ставшая в годы ВОВ воистину «вторым хлебом», есть разница? Для кабинетной науки, наверное, никакой. А во время войны – большая, огромная!
«В 1936 году Трофим Лысенко разработал способ чеканки (удаление верхушек побегов) хлопчатника и этот агротехнический приём, увеличивающий урожайность хлопка, во всем мире до сих пор применяется повсеместно.
В 1939 году он разработал новую агротехнику проса, позволившую увеличить урожайность с 8-9 до 15 центнеров с гектара. В предвоенные годы он предложил в южных районах Советского Союза применять летние посадки картофеля для улучшения его сортовых качеств. А его лесополосы, защитившие в СССР миллионы гектар от суховеев, а использование природных врагов вредителей сельскохозяйственных культур вместо ядохимикатов».
(Киевский телеграф, 2010 г.)
 
Вот почему 10 сентября 1945 года Лысенко награждают очередным орденом Ленина «за успешное выполнение задания правительства в условиях войны по обеспечению фронта и населения страны продовольствием». Тоже ерунда, конечно. И таких достижений у Лысенко множество, ни один орден Ленина, а их у него было восемь (!) (столько же, сколько у А.Н. Туполева и С.В. Ильюшина), не был вручён просто так. При Сталине орденами Ленина просто так не награждали.
Ну, и конечно, знаменитая «яровизация пшеницы». Для своего времени это была инновационная технология, позволившая значительно увеличить производство зерна и с успехом применявшаяся в течение двадцати лет. Интересно, что работы в этом направлении проводятся и сегодня. А для нашей страны, с её, мягко говоря, непростыми климатическими условиями, это направление имело и имеет чрезвычайную актуальность. И не случайно в 1932 году Вавилов бросился в США докладывать на Международном конгрессе по проблемам генетики и селекции о новом революционном методе – яровизации.
Да, да, вам не почудилось! Именно Вавилов, именно о работах Лысенко, именно начальник о работе своего подчинённого, как водится – работает один, а докладывает за границей другой (помните, в фильме «Гараж»: «Гуськов работает, а в Париж за шмотками едете вы!»).
Конечно, несколько странно докладывать о возможностях управляемого мутагенеза и тут же утверждать о неизменности генома, это как в популярном советском фильме: «Здесь помню, а здесь не помню». Ну, да ладно. Никто не говорит, что Вавилов был плохим человеком. Вовсе не за это он был арестован и посажен в тюрьму (а вовсе не расстрелян, как полагают некоторые). Проблема Вавилова была не в том, что он был генетиком (Лысенко тоже был генетиком, и это не помешало ему получить восемь орденов Ленина). И даже не в том, что он был неправ (в 1940-м это было ещё не очевидно). Проблема была в нецелевом использовании государственных денег. Хотите знать, как это было? Обратитесь к первоисточникам, они пока ещё не засекречены. Фактически так называемые «процессы против генетиков» начались с того, что были не выполнены заявленные группой Серебровского-Вавилова планы по выведению новых сортов в пятилетку 1932 – 1937 года.
Советское государство того времени не было меценатом по отношению к науке, оно всегда было инвестором! Если человек брал у государства деньги, пообещав прибыль, а прибыли этой не дал, он наказывался. Обманул, растратил – значит украл. «Украл, выпил – в тюрьму!» Печально? В случае с Вавиловым - да. Но справедливо.
Долгое время не спрашивали. Но в 1940-м стали спрашивать. Если на вложенный рубль принёс, грубо говоря, три – молодец, получи орден.
У Лысенко с этим - проблем не возникло, за то и ордена. Получил новые сорта, разработал технологии, внедрил методы, вполне понятный, подсчитанный экономический эффект. А у Вавилова возникли проблемы. Деньги потрачены, а отдачи никакой. Ни рубля. Ничего. То есть совсем ничего, кроме наблюдений за мушкой дрозофилой. Это, конечно хорошо, но это вовсе не то, на что выделялись большие деньги! Был ли Вавилов сознательным вредителем? Вряд ли. Думаю, тут следователи несколько перестарались. Но то, что его деятельность можно было трактовать как вредительство, признал даже сам Вавилов.
Вся вина Н.И. Вавилова заключалась в растрате огромных государственных средств, в том числе валютных, что и сегодня, строго говоря, является преступлением. Другое дело, что сегодня за это не наказывают, а в трудные предвоенные годы, когда каждый рубль был на счету, спрашивали и наказывали.
Собственно, Вавилов был вполне нормальным «академическим учёным», оторванным от своей страны и своего народа. Может быть, «академическому учёному» это простительно, но не на это ему выделялись деньги, и не это он обещал, а создание новых сортов. И обещание своё не выполнил, деньги растратил – значит, сознательно ввёл в заблуждение, обманул государство. Беда Вавилова была в несвоевременности. В каких-нибудь 1970-х годах он бы прекрасно получал премии и звания. Но для того, чтобы финансировать сугубо теоретическую науку, без практической отдачи, требуются исключительно благоприятные условия для страны. Ни в 1930-х, ни в 1940-х таких условий у нас конечно не было! Но Вавилов демонстративно игнорировал этот факт, за что и поплатился.
Между прочим, когда это произошло, все с радостью стали его пинать, нисколько не оспаривая справедливости обвинений. Люди «в белых одеждах» с готовностью предали своего соратника и учителя. Единственным, кто отказался участвовать в кампании осуждения, был… Лысенко!
Ну, а что же фильм по книге Дудинцева «Белые Одежды»? Действие происходит уже после войны в связи с так называемым «разгромом ВАСХНИЛа и генетики». Хотя, как мы знаем, речь может идти только о разгроме вейсманистов, последователей Н.И. Вавилова, но никак не генетиков в целом и никак не ВАСХНИЛа. Генетика в СССР, как развивалась, так и продолжала развиваться, и никто её решительно не громил! Должен был Дудинцев знать об этом? Да. Если ты начинаешь писать о предмете, то первое, с чего следует начать – это собрать все факты по данному предмету. Но тем не менее, книга и фильм, по утверждению Дудинцева, основаны на документальных свидетельствах. Но вот вопрос. Почему Дудинцев использовал свидетельства только с одной стороны? Почему он не выслушал свидетелей с другой стороны?
Представляете себе судебное разбирательство, где выслушиваются только свидетели обвинения или только свидетели защиты? Что же это будет за приговор? Было бы ещё полбеды, если бы это были незаинтересованные свидетели, так нет же! Дудинцев использует показания заинтересованных лиц! Вот и получается, что никакой документальной основы книга и фильм не имеют! Это профанация, вранье, если угодно. Можно сказать, подлость. Так что же Дудинцев – негодяй, подлец? Не знаю, не был с ним лично знаком. Возможно, просто дурак. Этакий наивный дурачок, который уверовал сам и непременно хочет, чтобы уверовали все в его детскую фантазию, а зачем, почему, неважно! Такие вот дурачки или подлецы хрущёвской «оттепели» (а по существу троцкистского реванша) и последующих лет «десталинизации» принесли больше вреда нашей стране, чем ЦРУ.
Так из-за чего весь сыр-бор, ради чего на академика Т.Д. Лысенко было вылито столько грязи, мерзости, лжи? Для чего было клеветать на учёного, сделавшего так много полезного для нашей страны? Зачем было очернять его имя, незаслуженно, несправедливо, с упорством, достойным лучшего применения, делать из него одну из самых одиозных личностей отечественной науки ХХ века?
Вот, пожалуй, один из лучших ответов: «Чтобы понять, почему против Т.Д. Лысенко в 1960-90 гг. велась такая тотальная информационная война, следует обратить внимание на социальное значение основной отстаиваемой им концепции - возможности изменения наследственности под влиянием изменений в условиях жизни организма.
Это положение, подтверждавшееся им на практических экспериментах, противоречило, однако, мировоззренческим установкам некоторых влиятельных групп, придерживавшихся убеждений о врождённом и неизменном превосходстве одних народов (или социальных групп) над другими.
Критика теории Вейсмана со стороны Т.Д. Лысенко содействовала и провалу евгенических проектов, активно продвигавшихся в 1920-30-х годах ведущими генетиками-вейсманистами в СССР. Эти проекты, подразделявшие советских людей на "ценных" и "второсортных", были близки образу мышления как тогдашних троцкистов - аналогов немецких нацистов, их коллег-конкурентов - так и многих либералов и их преемников».
i-sergeev.livejournal.com


22 ЯНВАРЯ

Премия «Слово к народу» присуждена депутату и журналисту Наталье Еремейцевой

Номер в формате PDF
№ 7 (297), август 2016 г.
Средство массовой информации: ГАЗЕТА «НА РУССКОМ РУБЕЖЕ» © 2012